Технология изготовления паласа (буй балаҫ)

Буй балаҫ (ковроткачество)

В Башкортостане ковроделие представлено безворсовыми коврами: большие и маленькие паласы, половики, коврики для табуретов, скамеек, для покрытия сундуков, сотканные из пряжи овечьей шерсти. В каждой семье имелись ковры разной величины, с разными узорами, выполненными в разной технике. По качеству ковров судили о прилежности и мастерстве, о достоинствах невесты. В больших паласах, кроме орнаментально-геометрических, формы симметрично построены на черном фоне, который своей глубиной и плотностью организует большое пространство ковра. Такие паласы несут в себе идею значительности, монументальности.

 

Ковроткачество было распространенным ремеслом у башкир, занимающихся животноводством.

Безворсовые ковры – паласы (буй балаҫ) – изготавливались преимущественно из козьей, реже – овечьей шерсти. Их ткали на узконавойных горизонтальных станках (урын, урынағас), не используя гребень. Продольно-полосатый орнамент паласов создаются продольными нитями (основой) и представляют собой разноцветные гладкие или зубчатые полосы. В более раниие периоды нитченки изготавливали из конского волоса, затем из конопляной пряди с два сложения. Поперечные нити (уток) ножевидной пластинкой (ҡылыс) прибивались к уже сотканной части ковра и были скрыты основой. Палас обычно состоял из 5-6 или 7-8 полотенец. В узоре преобладали, как правило, 2-3 цвета, причем предпочтение отдавалось краскам теплых тонов. Для окрашивания применялись растительные краски домашнего приготовления, а также использовался естественный цвет шерсти. Некоторые мастерицы сегодня сами окрашивают нитки отваром ромашки, зверобоя, крапивы, ягод красной смородины, лекарственным раствором фукарцина, медным купоросом. Но необходимо соблюдать технологию заготовки, засушки трав, листьев, цветков, пропорции сочетания трав. Узоры представляют собой разноцветные гладкие или зубчатые продольные полосы.

По технологии производства и художественному оформлению от буй баласа отличались домотканые безворсовые ковры – аҫалы балаҫ или келәм. Узоры на них создавались не продольными нитями (основой), а поперечными нитями (утком). Для каждой цветной нити был отдельный уток: ткачиха работала несколькими утками. Ткали эти паласы с использованием гребня (берда). Орнамент этих ковров геометрический: крупные ромбические фигуры, восьмиконечные звезды. Встречаются ковры с криволинейно-растительными узорами. Башкирские мастерицы ткали и ворсовые (длинноворсовые) ковры. Ткали их из льняных или хлопчатобумажных тканей. Ковровый узор создавался цветными шерстяными нитями, которыми через равные промежутки узлом связывали нити основы. Более четко, чем на безворсовых коврах, выделяется центральное поле, обычно украшаемое крупными медальонами – гнездами, и кайма. Ворсовые ковры по размерам были несколько меньше, чем безворсовые, и в их расцветке преобладал красно-коричневый фон.

 

Ковроткачество приобрело особое распространение в южных районах Башкортостана и среди башкирского населения Курганской области, где сохранился скотоводческий уклад.

Для восточных и юго-восточных районов характерны полосатые паласы. Их декор выстроен на ритмичном чередовании широких и узких цветных полос – простейший тип ковроткачества. Они отличаются сдержанностью и благородством цвета за счет использования природных органических красителей. Еще более архаичны и вместе с тем изысканны по своему художественному решению паласы, сотканные из некрашеной пряжи естественно-природной окраски: коричневой, черной, серой, белой. Первородность материалов и простота традиционной технологии дают высокий художественный результат. Такие паласы и поныне продолжают ткать башкирские мастера на юге республике.

 

В семьях ткачеством занимались только пожилые женщины, молодые башкирки занимались воспитанием детей, рукоделием, работали на подворие, а дети помогали готовить мотки ниток. Станок или место, за которым женщины ткали, называли «урын» («место»), «карауат» («кровать»). Перед началом работы проверяли рабочее место вопросами: «Урының һәйбәт ме?» («Хорошее ли место», «Удобно ли сидеть, работать?»), «Көрөң тарта мы?» («Хорошо ли подтягивает дощечка?»), «Ҡылысың ҡыҫамы?», («Дощечка прижимает ли?»). Секретами подготовки основы («буй һалыу») владели только 2-3 женщины в деревне, и обычно для этой работы приглашали только их. Если эту работу доверяли случайному человеку, то это грозило испорченным ковром, который не годился для приданого. Также были мастера по изготовлению дощечки (бердо)– обычно это были мужчины, и сплетению нитченок. Удачное изготовление паласа зависело также от того, кто входил в дом в самом начале работы, при посторонних людях не разрешали резать нитки, перед началом сложного орнамента мастерицы читали молитву.

Расцветки для изделия брали неяркие, естественные, чаще встречающиеся в природе и окружающей среде. Паласы для приданого заготавливали заранее и вывешивали летом на улице на срок от 1 месяца, а иногда и на все лето. Цвета выгорали под воздействием солнца, дождей и ветра. Близкие родственники жениха, а также местные женщины доставали паласы из сундука с приданым, раскладывали на почетном месте, и нахваливали невестку за красивые расцветки и орнаменты. Если невеста прибыла из отдаленных мест, то местные женщины старались воспроизводить новых для орнаменты на своих изделиях.

У колыбели младенца запрещали вешать очень яркие полотна, «күҙ яуын ала» («ослепляет глаза»), говорили бабушки, - и молодые хозяйки вывешивали паласы из приданого.