Башкирский народный эпос «Урал-батыр»

Башкирский народный эпос «Урал-батыр»

 «Урал-батыр» — памятник башкирской словесности, один из древнейших эпосов на Земле. Произведению присущи как известные в мировой культуре общие типологические черты архаического эпоса, так и своеобразный этнический колорит. Складывался эпос на протяжении многих тысячелетий начиная с эпохи каменного века. Современные исследователи обнаруживают в эпосе «Урал-батыр» много параллелей с зороастризмом, первой монотеистической религией, а в образе самого Урал-батыра – черты пророка, создателя и устроителя мира (Донъя).

Первые записи памятника башкирской словесности были сделаны в 1910 году Мухаметшой Бурангуловым (1888-1966) от сэсэна Габита Аргынбаева (1856-1921) в деревне Идрисово Оренбургской губернии 2-й Бурзянской волости (в настоящее время – Баймакский район РБ) и от сэсэна Хамита Альмухаметова (1861-1923) в деревне Второе Иткулово. Прозаическая версия записана А.И. Харисовым.

Эпос состоит из 4 755 поэтических и 19 прозаических строк. Исполняется поэтами-импровизаторами (сэсэнами) в манере исполнения кубаир – «ҡобайыр».

Эпос «Урал-батыр» лежит в основе мифологических (космогония) и морально-нравственных (этика, мораль) представлений древних башкир. Большинство ученых считает его древнейшим и исходным в системе героических эпосов башкирского народа. Многие произведения представляют собой фактически литературно-эпические переложения эпоса «Урал-батыр». Так, эпосы «Акбузат» и «Бабсак и Кусэк», продолжая сюжетную линию «Урал-батыра», образуют единый цикл башкирских эпических сказаний.

События эпоса происходят в фантастическом мире, где герои, наделённые сверхчеловеческими способностями, совершают великие или неблаговидные дела. Центральное место в эпосе занимает тема жизни и смерти, бессмертия, органически переплетающаяся с темой добра и зла. Композиционно эпос состоит из нескольких частей, повествующих о деяниях 3 поколений героев.

Во вступительной части рассказывается о Всемирном потопе, первых людях — Янбирде (Йәнбирҙе; баш., букв. — давший жизнь) и Янбике (Йәнбикә; от баш. йән — душа и бикә — госпожа), рождении их сыновей Урала и Шульгана. В эпосе сохранены отголоски близнечных архаических мифов, основанных на дуалистических воззрениях древних людей. Шульган и Урал не близнецы, но их деяния и поступки в определенной степени аналогичны образу и поступкам близнецов из мифов и эпических сказаний других народов. Узнав, что Смерть сильнее человека, Урал и Шульган отправляются на поиски родника Яншишма (Йәншишмә; баш., букв. — живой родник), вода которого сделает человека и Природу бессмертными. Начавшийся ещё в родительском доме разлад между братьями получает дальнейшее развитие в ходе путешествия за живой водой: коварный Шульган вступает в сговор с чудовищами, встаёт на сторону Зла и Тьмы, а Урал становится защитником (богатырем-батыром) и повелителем мира Света и Добра, он с помощью крылатого коня Акбузата и Хумай добывает живую воду и дарует Природе бессмертие. В произведении центральное место занимает описание героических действий Урал-батыра.

Первая часть посвящена его подвигам в стране Катила, вторая — борьбе с чудовищами в царстве Кахкахи, в следующей части герой во имя спасения людей, птиц и животных вступает в единоборство с Азракой и его многочисленными змиями - дию. Заключительная часть повествует о победе Урала над Кахкахой, его борьбе с оставшимися в живых дию и Шульганом, гибели Урала, пожертвовавшего собой ради будущего людей на земле; а также о подвигах его сыновей (Яик, Нугуш, Идель) и сына Шульгана (Хакмар), что свидетельствует о тенденциях генеалогической циклизации сказаний вокруг имени эпического героя. В философском плане выражена мысль о неизбежности, необходимости смерти. Слова старца Тараула, обречённого жить вечно, и предсмертное завещание Урал-батыра раскрывают истинный смысл бессмертия (люди бессмертны не физически, а добрыми делами). В эпосе отражены древние представления о «первотворении», космической модели Вселенной в её трихотомическом варианте — о небесном, земном и подземном (подводном) мирах, мировой горе, роли культурных героев в мироустройстве и т.д.; ярко выражен антропоморфизм: Солнце и Луна изображены здесь как жёны повелителя птиц Самрау, а его дочери Хумай и Айхылу могут менять свой облик и превращаться в прекрасных девушек; человеческой речью обладают птицы, животные, демонологические существа. Глубоко архаичны мотивы человеческих жертвоприношений духу предков, Небу-Тенгри и другим божествам. Некоторые мотивы и образы «Урал-батыра» встречаются и в других башкирских эпосах («Кара-юрга», «Кунгыр-буга», «Идукай менэн Мурадым», «Юлай менэн Салауат»), а эпос «Акбузат» является логическим продолжением его. Многие образы и мотивы эпоса созвучны с образами и мотивами эпических сказаний др. народов («Авеста», эпос о Гильгамеше и др.).

В 2010 году исполнилось 100 лет фиксации «Урал-батыра», за эти годы он переведен на 18 языков, издан на башкирском, русском, английском и французском, турецком языках, а также рельефно-точечным тактильным шрифтом Брайля.

Уникальная ценность «Урал-батыра» состоит в том, что в эпосе сохранились знания о многовековой истории, космогонических явлениях, богатый и образный эпический текст, который является непревзойденным эталоном языковой культуры. Эпос вобрал в себя целый комплекс воззрений о первобытнообщинном строе. Это ценный источник, позволяющий реконструировать историю башкирского народа с древнейших времен.

При всестороннем и глубоком сравнительном анализе древнейших религиозных текстов, таких как «Авеста», «Песнь о Гильгамеше», «Аримаспея», «Велесова книга» и  башкирского эпоса «Урал батыр» обнаруживаются много общих черт – от системы образов до языковых параллелей, рассказы о сакральном устройстве мира и первых людях, описания священных обрядов и церемоний, норм поведения и законов бытия. Об архаичности эпоса можно судить исходя из контекста самого эпоса, а также социокультурного контекста бытования жанра эпического кубаира. Текст эпоса обладает всеми свойствами архаических фольклорных памятников. В эпосе много временных пластов. Например, есть место, где пишется, что Кахкаха собрал всех дивов на Коттау. В иранских языках Кахкаха – Млечный путь, а Коттау - это вершина Полярной звезды. Астрономы давно вычислили, что 12600 лет назад Млечный путь проходил через Полярную звезду, а не как сейчас, и в башкирском эпосе это четко отражено.

Башкирская мифология (как универсальная форма общественного сознания в древнее время) содержит в иносказательной форме, в виде аллегорий древнейший комплекс религиозных, нравственных, эстетических, правовых, воззрений, понятий народа. Все эти представления служили укреплению солидарности этноса, культивировали общественную целостность и подготавливали человека к жизни в обществе, разъясняя бытующие в этом обществе традиции, ценности и нормы поведения. Наиболее полное изложение всего свода древних знаний содержится в «Урал-батыре».

 

В эпосе описано реальное географическое пространство - ареал с географическими реалиями Южного Урала. Реальность достигается описанием конкретных топонимических объектов: гор и рек современного Башкортостана: Урал, Шульган (Капова пещера), Иремель, Кыркты, Ямантау, Яик, Агидель, Нугуш, Сакмар. В эпосе их появление связывается с действиями мифических героев-первопредков.

Эпический ареал, который создали мироустроители в тексте «Урал-батыра» - это территория нынешнего заповедника Шульган-таш и пещеры Шульган-таш (баш. – Шүлгәнташ) или Капова пещера, являющаяся особо охраняемым природным и историко-культурным объектом.

Шульган – это старший брат главного героя эпоса «Урал-батыр», повелитель подземного мира. В эпосе говорится, что выход реки Шульган это и есть источник «мертвой воды», о котором мы знаем из разных сказок. Родник обезвредил Урал батыр, выпив воду источника и всех дивов, прятавшихся в этой воде. Но он сам поплатился жизнью за это. У пещеры действительно есть два источника, один из которых является непригодным для питья из-за содержащихся в ней примесей. Возможно, он является тем самым источником «мертвой воды». Это озеро, глубиной около 6 метров, находящееся тут же, на входе в пещеру. Таким образом, мы видим, что в эпосе дается описание реального пространства.

Эта крупная карстовая полость, возникшая около миллиона лет назад, находится в нынешнем Бурзянском районе Республики Башкортостан на территории заповедника «Шульган-Таш» на южном склоне горы Сарыкускан на правом берегу реки Белой.

Всемирную славу пещера снискала благодаря наскальным рисункам эпохи палеолита возрастом 14-14,5 тысяч лет. Из более двухсот обнаруженных рисунков относительно хорошо сохранились лишь около тридцати. Размер их на редкость велик – от 44 до 112 сантиметров. Почти все фигуры выполнены красной охрой, но есть и куда более редкие, написанные углем: мамонты, лошади, другие животные, антропоморфные фигуры, а также более сложные для интерпретации знаки. Уран-ториевое датирование показало, что самые древние рисунки в Каповой пещере были сделаны 36400 лет назад.

Открытие этой древней наскальной живописи в 1954 году зоологом А.В. Рюминым стало настоящей сенсацией в научном мире, ведь считалось, что рисунки вымерших животных эпохи палеолита встречаются только во Франции и Испании. Оказалось, что и на Урале в то время жили не менее развитые люди, чем в Европе.

В пещере также были найдены каменные орудия труда, охра, угли, зола. Этим находкам – 15-17 тысяч лет. Недавно были найдены кости древнего льва, который был намного крупнее известного нам. А ведь в эпосе Урал и Шульган отправляются в путь верхом на львах.

Впервые Капову пещеру описал известный ученый-исследователь Южного Урала П.И. Рычков в ХVIII в. Он узнал от башкир, что в древности был особый узкий ход, ведущий в гроты верхнего этажа прямо с горы. Но ход этот спелеологам обнаружить так и не удалось. Рычков описал пещеру Шульган-таш, которая «из всех пещер в Башкирии находящихся за славную и наибольшую почитается». По сути, описание исследователя – это одно из наиболее ранних описаний культа пещеры, который был известен башкирам.