Башкирское эпическое сказание «Кунгыр-буга» («Ҡуңыр буға»)

Башкирский эпос «Кунгыр-буга» («Ҡуңыр буға»)

В эпосе описываются древние верования башкир о священном животном, приносящем счастье и благополучие. Произведение «Кунгыр-буга» включают в цикл башкирских сказаний о животных («Акхак-кола», «Караюрга»). Эпос построен на поэтическом повествовании путешествия его героини по Уральскому хребту в поисках пропавшего стада коров. В эпическом сказании «Кунгыр-буга» через образ бычка показывается конфликт между хозяевами и животными.

 «Кунгыр-буга» впервые записан и опубликован в 1865 году Р. Г. Игнатьевым в «Оренбургских губернских ведомостях». Другие варианты эпоса были записаны М. А. Бурангуловым, К. Мэргэном, Г. Салямом и другими. В 1969 году Р. З. Шакуровым была записана версия данного произведения от сэсэна-сказителя М. Мирхайдарова из села Аскарово. Всего зафиксировано свыше 10 вариантов эпоса, записанных в Башкортостане, Самарской и Оренбургской областях, которые хранятся в Научном архиве УФИЦ РАН.

По сюжету героиня эпоса выходит замуж и уезжает далеко от родного дома, получив в качестве приданого бурую корову. Через несколько лет телята этой коровы во главе с Кунгыр-бугой («Ҡуңыр буға» в переводе с башкирского «бык бурой масти») покидают земли и направляются в сторону южных отрогов Уральских гор. Героиня эпоса идёт следом за ними, окликая их песней «Кунгыр-буга» (башкирская народная песня, халмак-кюй). Впервые записана в 1907 М.А. Бурангуловым в д.Верхне-Ильясово Бузулукского уезда Самарской губернии (Красногвардейский район Оренбургской области) от Хасана Бурангулова, опубликована в сборнике «Башҡорт халҡ йырҙары» («Башкирские народные песни»; 1935) в записи С.Габяши. Поэтический текст представляет собой фрагмент эпоса «Кунгыр-буга»: героиня, отправившись на поиски пропавшего Кунгыр-буги, сочиняет по дороге песню. Мелодия основана на звуках пентатоники; запев 3-дольного размера повествовательный, кантиленный; приближающийся по структуре к кыска-кюй 2-дольный припев построен на поступенном движении, изобилует повторами слога «хэу», отображающего оклик животного. Пение периодически прерывается призывными звуками, обращенными к Кунгыр-буга — «Ҡуңыр буға, һау-һау». Они напоминают заклинания, с которыми в древности обращались к мифическим покровителям стада. Вскоре животные приводят девушку к дому родителей.

 

Һай, Урал арҡаһынан һыҙылып үткән

Нәҙек, таҡыр, һыуһыҙ юл буйлап

Быҙау менән һыйыр ҡайтып киткән,

Тормағандар улар күп уйлап.

Аяғымды талдырып,

Төн йоҡомдо ҡалдырып,

Һелтәй-һелтәй ҡулдарҙы,

Эҙләп киттем шуларҙы,

һай, ҡуңыр буға һәү, һәү,

Ҡуңыр буға һәү, һәү, һәү, һәү, һәү.

Ҡуңыр буға һәү, һәү,

Ҡуңыр буға һәү, һәү, һәү, һәү, һәү.

 

Урал арҡаһынан уя баҫып,

Елә-саба киткән малдарым.

Улар һалған эҙҙән ҡыя баҫып,

Барам ҡыҙырып Урал тауҙарын.

Баҫҡан юлым таш ҡына,

Йөрәккәйем ашҡына,

Ҡасан ҡыуып етермен,

Талды аяҡ иттәрем, һай, ҡуңыр буға һәү...

Ҡуңыр буға һәү, һәү, һәү, һәү, һәү,

Ҡуңыр буға һәү, һәү,

Ҡуңыр буға, һәү, һәү, һәү, һәү, һәү.

 

 

Дорога «Кунгыр-буга» проходит по Уральскому водораздельному хребту и путники, идущие по этой дороге, не встречают больших водных преград. Видимо, особенность Уральских гор как водораздела люди узнали очень рано и этим удачно пользовались. По данным информаторов, дорога «Кунгыр-буга» проходит по Баймакскому, Абзелиловскому, Белорецкому, Учалинскому районам Республики Башкортостан и затем проходит по Челябинской области, пересекаясь там у г.Сатка с дорогой, ведущей на запад и восток, ныне трасса М-5. Название города Сатка в переводе с башкирского на русский язык означает «перекресток». Дорога эта доходит до г. Екатеринбурга. Таким образом, дорога «Кунгыр-буга», протянувшись с юга на север, соединяла южных башкир с их северными сородичами и имела для башкирского народа стратегическое значение. Об этом говорится и в башкирском фольклоре. В частности, в эпосе «Кунгыр-буга» говорится, что этой дорогой северные башкиры пришли на помощь южным башкирам, когда на последних напали враги. Поэтому иногда башкиры дорогу эту называли «Яу юлы», т.е. «военная дорога». У дороги «Кунгыр-буга» расположен большой башкирский аул Темяс (Баймакский район РБ). Рядом с этим аулом находится довольно высокая гора, которую местные башкиры называют «Рапат», что в переводе с арабского языка означает «место, где останавливаются для отдыха караваны». Если учесть, что недалеко от аула Темяс проходит караванная дорога «Кунгыр-буга», то вполне можно допустить, что у этой горы останавливались караваны для отдыха.  

 

Уникальная ценность «Кунгыр-буга» заключена в том, что в эпосе отражены древние связи предков башкир с гуннами, т.е. события начала II тысячелетия, проходившие на территории от Приаралья до Уральских гор, показаны древние караванные пути с севера на юг и обратно. Показана высокая роль женщины в древнем башкирском обществе, ее способность принимать волевые решения и идти наперекор общественному мнению, ее преданность родной земле. В эпосе хорошо прослеживается доисламский пласт мировоззрения башкир, тотемистические представления. Хорошо показаны астрономические знания древних башкир.

В эпосе отражены древние связи гуннов и башкир. Движение гуннов в Европу нашло отражение в башкирском фольклоре. Например, некоторые башкирские сказания перекликаются с гуннскими легендами об обретении родины, записанными византийскими авторами. Созомен (V в.), впервые изложивший эту легенду, говорит: однажды «преследуемый оводом бык перешел через озеро и за ним последовал пастух; увидев противоположную землю, он сообщил о ней соплеменникам. Другие говорят, что перебежавшая лань показала охотившимся уннам (ουννοι) эту дорогу, слегка прикрытую сверху  водою. В этот раз они возвратились назад, с удивлением осмотрев страну, более умеренную по климату и удобную для земледелия, и доложили правителю, что они видели. Сначала они с небольшими силами попробовали бороться с готами, а потом совершили нашествие с огромными полчищами, победили готов в бою и захватили всю их землю» [Латышев 1900: 763]. Из приведенной легенды следует, что бык вывел гуннов на земли Готского королевства в Северном Причерноморье. Большинство ученых считает, что речь идет о переходе гуннов через занесенный илом Керченский пролив в Крым. Аттила, даже по прошествии целого столетия, в своей речи перед битвой на Каталаунском поле вспоминал о пути гуннов в Европу через Меотиду (Азовское море). «Кто же, наконец, - восклицал Аттила, - открыл предкам нашим путь к Меотидам, столько веков пребывавший замкнутым и сокровенным?» [Иордан 1960: 107]. А. Бернштам считал, что бык был тотемом царского рода хуннов [Бернштам 1946: 84]. Если это так, то данное предание нужно понимать не буквально, а в смысле покровительства гуннам их предков в образе тотема-быка.

Сюжет об открытии быком пути является лейтмотивом башкирского эпического сказания «Кунгыр-буга». Вопреки названию, в нем рассказывается о бурой тёлке, выведшей свою хозяйку к отчему дому по непроходимым лесам и горам. Сходство мотивов гуннской легенды и башкирского сказания очевидно. Показательно, что начинается оно с рассказа о том, что северные башкиры пришли на помощь южным, на которых напали «хунские турки» [БНТ 1987: 209]. Таким образом, башкирский эпос не только донес до наших дней память о хуннах, но и сам, по сути дела, является искаженной версией их легенд.